Психология
 11.7K
 15 мин.

Выгорание — явление моды?

Фрагмент книги Хэнел Томас. Депрессия, или Жизнь с дамой в черном. М.: Питер, 2009. Тот, кто выгорел, должен был раньше гореть! В противоположность другим понятиям психиатрии — таким как, например, шизофрения, депрессия — определения понятия «выгорание» (burnout) разнообразны и не едины. Синдром выгорания иногда трудно выделить из ряда других психических явлений. К тому же здесь речь идет о новейшем понятии, вошедшем в научную литературу лишь к концу XX в. Это, однако, не означает, что картина этой болезни нова. Просто раньше пользовались другими терминами. К понятию выгорания близки такие понятия, как производственный невроз, синдром помощника, хроническое нервное истощение, синдром хронической усталости. Подобные состояния описывали поэты и прозаики задолго до того, как появилось соответствующее научное понятие. Так, например, Томас Манн в своем романе «Будденброки» изображает сенатора Томаса Будденброка так, что нам видны классические симптомы, характеризующие выгорание. В романе герой безвременно умирает. Автор датирует эту смерть январем 1876 г. Интересно, что понятие «выгорание» впервые появляется в рассказе Грэма Грина, т. е. в художественной литературе, который был опубликован в 1961 г. под названием «Ценой потери» (A Burnt-Out case), позднее термин «выгорание» был использован в американской научной литературе. Это понятие сформулировали впервые в 1974 г. Фрюденбергер и Гинзбург (Freuden berger, Ginsburg). В настоящее время существует обширная научная литература, где описывается эта болезнь, которая не только все чаще диагностируется, но число случаев такого заболевания явно растет. Несмотря на это, понятие «выгорание», по-видимому, более популярно у неспециалистов, чем у профессионалов. По крайней мере в «Словаре психиатрии и медицинской психологии» (Peters, 1997) нам бы не удалось его найти. В «Международной классификации нарушений психики» [МКБ10] «выгорание» описывается в разделе «Синдром истощения». Этот термин, однако, не вполне корректен, так как первоначально о «выгорании» речь шла, когда говорилось о проводах, по которым шел электрический ток, и о предохранительных устройствах. Но в этих случаях выгорание происходит внезапно, сразу и быстро, тогда как выгорание у человека — это, как правило, процесс, длящийся годами. Можно было бы сказать, что на протяжении длительного времени энергии больше отдается, чем получается. Когда силы человека истощаются, дело может дойти до состояния изнурения и даже до депрессивного состояния с соответствующими импульсами к суициду. Впервые это явление было отмечено у чрезмерно добросовестных работников и у представителей социальных профессий. Это состояние развивается параллельно с утратой мотивации и сопровождается ослаблением способности выдерживать психические на грузки. Часто это происходит у людей с относительно небольшим или средним стажем работы в профессии. При этом человек как бы покоряется судьбе и чувствует обиду. Подобное состояние является следствием резкого повышения требований к работникам. Это не редко случается с людьми, которые имели слишком высокий (и по этому зачастую нереальный) уровень ожиданий в отношении себя и своих профессиональных достижений. По моему мнению, хорошее, хотя и слишком обобщенное определение понятия «выгорание» дают Маслач и Лейтер: «Выгорание — это масштаб измерения разрыва между возможностями человека и требованиями, которые к нему предъявляются на работе. Происходит переоценка собственных сил, возможностей, достоинства, духа и воли — т. е. изнашивание души человека. Это болезнь, которая на протяжении длительного времени распространяется постепенно и равномерно, затягивая человека в заколдованный круг, из которого трудно выскользнуть, — в безвыходное положение». Как проявляется выгорание? Люди, которые страдают от выгорания — и это классический случай, — по крайней мере поначалу проявляют особенную активность, динамичность и заинтересованность — иногда даже чрезмерную. Это идеал любого работодателя: такие работники не боятся сверх урочных часов работы, считая увеличение рабочего дня чем-то само собой разумеющимся. Им кажется, что они необходимы фирме, коллективу (команде сотрудников). Но именно хорошие качества, присущие им, станут впоследствии кандалами на ногах и могут привести в западню. Под воздействием внешних условий развитие симптома выгорания может начаться с фазы психического истощения, в которой человек может выносить лишь небольшие нагрузки и с трудом сохраняет стабильное настроение. Организм также может «пойти вразнос». Например, поначалу может оказаться, что чаще, чем раньше, донимают простуда, грипп или вирусная инфекция. Человек начинает страдать бессонницей, головными болями, у него появляется язва желудка, а иногда и сердечнососудистые заболевания (причем последние — в продвинутой стадии). Человек чувствует себя усталым, измученным, истощенным в прямом и в переносном смысле. Утомление не проходит и после отдыха. Часто проявляется внутреннее беспокойство, напряженность и нервозность. При случае может возникнуть и раздраженность. Таким образом, изменяется весь человек, он уже не тот, что раньше: первоначальный оптимизм сменился пессимизмом и даже, может быть, негативизмом и фатализмом. Появляется циничное, отрицательное отношение к работе. Часто нарушается способность к концентрации внимания, снижается наблюдательность, нередко появляется и забывчивость. Все это вызывает, естественно, соответствующие трудности в работе, нелады в коллективе и с начальством и т. д. Однако последствия сказываются не только в профессиональной жизни, но и в личной сфере. Нередко — почти неизбежно — возникают проблемы в супружеской жизни, так как человек чувствует, что и дома ему не отдохнуть. Положение становится безвыходным, и дело ухудшается еще из-за того, что люди, страдающие симптомом выгорания, пытаются лечить себя сами, чтобы справиться с напряженностью. Например, они начинают усиленно потреблять алкоголь, много курить, злоупотреблять кофе. Либо сами начинают выбирать для себя медикаменты, например принимают успокаивающие лекарства, снотворное. Дальше спираль закручивается: человек начинает сердиться (и на себя, и на других), ведет себя агрессивно, чувствует себя виноватым. На работе дело может дойти до перевода на внештатную должность или на полставки, когда по работе выполняется лишь самый необходимый минимум. Человек избегает споров с сотрудниками и с начальником, так как он занят самим собой, своими собственными проблемами. В результате человек за мыкается в себе, оказывается в изоляции, а во время рабочего дня предается мечтам. Нередко к этому добавляется депрессия и появляется опасность самоубийства. Основной причиной, вызывающей состояние выгорания, является изнуренность (в общем, широком понимании). В течение двух последних десятилетий, с наступлением эры компьютеров, опасность возникновения синдрома выгорания не уменьшилась, а, наоборот, усилилась. Вполне справедливо пишет госпожа Хохштрассер (Hochstrasser): «Давление времени, существующее сегодня, — это отражение технизированного, коммуникативного, все быстрее вращающегося глобализированного мира». Кроме того, предшествующие поколения не подвергались постоянным изменениям условий труда. Стремительные изменения производственных отношений и средств, расширение круга задач, целеустановок — часто при уменьшенном штате работников, — а также изменения производственной иерархии постоянно способствуют возникновению состояния выгорания. Моббинг Моббинг (mobbing) — это производственные отношения внутри рабочего коллектива, при которых сотрудники постоянно травят кого то из коллег во время работы, отпуская на его счет негативные, обидные замечания, создавая впечатление, что он ничего не стоит, игнорируя и изолируя его. Предпосылкой такого поведения нередко является плохая атмосфера в рабочем коллективе. Если человек вынужден находиться в такой неблагоприятной психологической обстановке в течение долгого времени, у него может начаться развитие симптома выгорания. По крайней мере 8% работающих подвергаются явному моббингу — как это следует из проведенного исследования. В повседневной речи термин «моббинг» иногда употребляется не верно или слишком часто. Так, несколько лет назад одна пациентка сказала мне, что подвергается моббингу на работе в больнице. Когда я попытался узнать, как реально обстоят дела, оказалось, что не задолго до встречи со мной она получила выговор от начальницы за работу, которую она недостаточно хорошо выполнила. Не стоит и говорить, что здесь речь не идет ни о каком моббинге. Просто рабочий момент, который может случиться на любом рабочем месте, в любой фирме, как бы хорошо ни было организовано дело и как ни высока компетентность работающих. Настоящий моббинг, который можно назвать психотеррором, приводит к психической травме, причем вследствие постоянно повторяющейся модели поведения жертва оказывается в ситуации, когда требования к ней завышаются и она оказывается в безвыходном положении. Таким образом, моббинг, которому человек подвергается на своем рабочем месте, может привести к возникновению симптома выгорания и к депрессии. Частота возникновения симптома выгорания В Германии, как утверждают, лишь 12% работающих получают удовольствие от работы и заинтересованы в ней. Считается, что 70% работающих трудятся исключительно на штатных должностях, а 18% получают сдельную оплату труда за нештатную работу. Таковы результаты репрезентативного исследования в 2003 г., в ходе которого были опрошены 2000 мужчин и женщин старше 18 лет. Эти данные свидетельствуют также и о том, что в предыдущие годы число штатных работающих было больше. Конечно, не в последнюю очередь причиной такого развития является общее положение в экономике. Однако сказывается также недостаточное развитие менеджмента, вследствие чего многие работники оказались в состоянии фрустрации. Похожие статистические данные были опубликованы в 2004 г. в Базеле в одной из газет. И здесь подчеркивается, что предприятия ежегодно терпят миллиардные убытки вследствие плохой организации работы с персоналом. Специалисты справедливо полагают, что это положение можно изменить. Считается, что существует статистическая зависимость между «хорошей» политикой по отношению к персоналу и ценой акций той или иной фирмы на бирже. Хотя многие фирмы похваляются, что «персонал — их самый ценный капитал», все же часто такие заявления являются пустым звуком. То, что персонал действительно «самый ценный капитал», различные предприятия, по-видимому, либо уже не хотят признавать (как это было в пору высокой конъюнктуры), либо они этого еще не поняли. Например, в Швейцарии 3-4% работающего населения страдают синдромом выгорания в тяжелой форме. Что можно сделать? Как при любой болезни, в первую очередь необходимо как можно быстрее заметить болезненный процесс. При анализе ситуации больные должны задумываться над различными вопросами. В частности, они могли бы постараться ответить себе на такие вопросы: • какова моя цель? • насколько важна для меня моя карьера? • имеет ли для меня моя личная жизнь такое же значение, как и карьера? • сознаю ли я, что в последнее время я в значительной мере стал ворчуном, пессимистом, циником? • может быть, я стал одиночкой? Иногда после такого самоанализа следует что-то кардинально в жизни изменить, например сменить место работы. Может быть, следует перевести профессиональные стрелки на другие рельсы? Иногда просто необходимо обратиться за помощью к специалисту, в частности к психотерапевту или к компетентному социальному работнику (можно это сделать и в родной фирме). Если работник оказался в ситуации выгорания, то ему следует пройти курс психотерапии в комплексе с лечением антидепрессантами. Лучше всего удается предотвратить выгорание, перейдя на правильный, здоровый образ жизни: нужно заботиться о том, чтобы достаточное время уделять сну, регулярно и продуманно питаться (не торопясь!), обязательно отдыхать, много двигаться, особенно на свежем воздухе. Кроме того, очень важна роль личных отношений. Необходимо поддерживать контакты с друзьями и знакомыми. В своей книге Маслач и Лейтер справедливо подчеркивают, что проблемой выгорания должны заниматься и работодатели. В первую очередь ответственные руководители должны принять меры, не допускающие того, чтобы их сотрудники «сгорали». Такие меры не только избавляют людей от страданий, но чаще всего, если они долговременны, они выгодны и фирме. Было доказано, что потери в работе вследствие выгорания ведут к финансовым убыткам, не желательным для работодателя. Руководство фирмы несет ответственность за то, чтобы обеспечивать приемлемые условия труда, умеренную производственную нагрузку, признание заслуг, вознаграждение, дух содружества, порядочность, уважение, достойную заработную плату. В одном норвежском концерне были проанализированы разговоры сотрудников. Выяснилось, что те сотрудники, которых похвалили, улучшили свою работу в следующем году, а те, которых порицали, на следующий год либо не улучшили свою работу, либо стали работать хуже. Хотя выгорание излечивается, все же после него остается чувствительность к стрессовым нагрузкам. Люди, которые раньше когда-либо перенесли депрессию, а также те, у кого есть кровные родственники, страдающие депрессией, в большей степени подвержены риску оказаться в состоянии выгорания. В своей книге Дж. Фендлер (J. Fendler) пишет о работниках, которые слишком активно и заинтересованно относятся к своим профессиональным обязанностям, не делают перерывов в работе и слишком выкладываются для своих работодателей, что «у них есть много кастрюль, в которых они могут помешивать еду, и что, крутя ложку в одной кастрюле, можно отдыхать от других». В связи с этим приводится стихотворение Вильгельма Буша: Он и здесь, и там маячит. То он пляшет, то он скачет — У бедняги, без сомненья, Нет свободного мгновенья! Он и тем, и этим нужен. Бал, турнир и клубный ужин… Он, как молния, мелькает И повсюду успевает. И в итоге без заминки На свои успел поминки!... Пример из практики Ко мне на прием пришел пятидесятилетний пациент. У него возник ли проблемы в связи с недавней сменой работы. После 30 лет работы в лаборатории он был переведен на должность консультанта в другой отдел. При этом ему совсем не дали времени на ознакомление с новыми условиями работы, а, как он образно выразился, «бросили в холодную воду». С течением времени ему стали поручать все более трудную и сложную работу. Ему стало трудно справляться со своими обязанностями. Он стал ощущать давление. Поэтому пошел к начальнику с предложением: перераспределить задания или увеличить количество сотрудников. Но его просьбы не нашли отклика. Его непосредственный начальник даже не донес эти предложения до руководства. Пациент, кроме давления и депрессии, стал также чувствовать фрустрацию. Так как он был очень добросовестным человеком, он не мог отказать начальству или передать дело кому-то другому. К самому себе он был очень требователен. То, что он пытался выполнять все задания в высшей степени корректно и добросовестно, привело к тому, что он стал чувствовать еще большее давление, поскольку ему не хватало времени. После того как у него появился новый начальник, все стало еще хуже. Шеф стал давать все больше поручений, которые требовали от моего пациента максимальных временных и физических усилий. Свободного времени у него не оставалось, и даже дома он не мог «отключиться». Ночью ему часто снился новый начальник и завалы на работе. Пациент говорил, что его начальник — трудоголик, который не может правильно планировать работу. Он не делал ничего, чтобы пополнить персонал. Пациент говорил мне, что его начальник — соглашатель, что он боится вышестоящих и что он никогда не передаст «наверх» разумные предложения своего подчиненного. Пациент и дома чувство вал себя некомфортно, тревожно, напряженно, опустошенно. Он говорил, что «выгорел» и разочаровался. Неизбежным следствием стал разлад в семье. Во время первой фазы, когда симптомы выгорания еще были слабо выражены, пациент пришел ко мне лечиться. Я вел его около года. Тогда он жаловался, что ему трудно сосредоточиться и что он утратил способность радоваться. Он говорил также, что чувствует, будто ни дома, ни на работе его не принимают всерьез. Регулярные беседы, которые я вел с ним, а также прием назначенных антидепрессантов привели к заметному улучшению его состояния. Через полгода он отказался от лекарств, а вскоре закончил и курс психотерапии. Через два с половиной года этот человек снова пришел ко мне на прием, так как давление на работе настолько усилилось, что он стал страдать различными недомоганиями. В принципе состояние его было сходным с тем, которое описано выше. Однако на этот раз он все чаще задумывался о досрочном выходе на пенсию либо о сокращении объема работы. Он в свое время пропустил возможность воспользоваться предложением фирмы о предпенсионном статусе, так что пришлось принимать другие меры. Мы снова провели курс психотерапии, и опять пришлось прибегнуть к назначению антидепрессантов. Поскольку на работе ясных перспектив не было, проведенного курса лечения оказалось недостаточно. Поэтому я обратился к врачу, который курировал персонал фирмы, и постарался официально урегулировать дела моего пациента. Так как у него уже был тридцатипятилетний стаж работы на фирме, оказалось возможным дать ему 50% пенсии и разрешить ему работать на полставки. Уже через несколько месяцев пациент перестал ощущать давление и стал чувствовать себя лучше во всех отношениях. Он стал с большим желанием ходить на работу, перестал ощущать напряженность, а также улучшил отношения с коллегами. Он написал мне следующее: «Благодаря тому, что я теперь работаю на полставки, я могу снова восстановить свое здоровье и находиться в относительно стабильном состоянии. Я изменил свое отношение к работе — я уже не требую от себя стопроцентной отдачи при выполнении каждого задания и стараюсь не относиться к служебным проблемам как к своим личным. Я научился иногда говорить “нет”. Каждый день я стараюсь сделать так, чтобы чувствовать себя лучше». Резюме Выгорание представляет собой обесценивание ценностей, достоинства, духа и воли — т. е. изнашивание души человека. Болезнь развивается в течение продолжительного времени. Она, как правило, возникает на рабочем месте, где люди, первоначально очень добросовестные, динамичные и заинтересованные, оказываются под прессом слишком высоких внешних и внутренних требований, что в конечном итоге приводит к утрате мотивации. Образец состояния выгорания соответствует депрессивному состоянию. Спровоцировать выгорание и способствовать его развитию могут различные факторы, действующие на рабочем месте. Это, например, неблагоприятная атмосфера на работе, недостаток персонала, моббинг. Люди, страдающие симптомом выгорания, нуждаются в психотерапевтическом лечении, а часто также в приеме лекарств — антидепрессантов. Благоприятное действие оказывает также переход на другую работу.

Читайте также

 9.6K
Психология

Почему я все еще люблю человека, который причиняет мне боль?

Иногда мы причиняем боль людям, которых, как нам кажется, мы любим. Иногда мы влюбляемся в тех, кто нам не подходит. Что делать, если вы влюблены в человека, который обижает вас и, как вы знаете, не подходит вам, но вы не можете преодолеть свои чувства? Можно подумать, что раз этот человек вам не пара, то его легко отпустить и найти другого. Увы, любовь так не работает. Понимание того, что удерживает вас в отношениях, — первый шаг к тому, чтобы выйти из них. В этой статье вы узнаете о некоторых наиболее распространенных причинах, по которым вы не можете перестать любить человека, причиняющего вам боль, и о том, что вам с этим делать. 1. Вы боитесь, что больше никого не найдете Быть в несчастливых отношениях не лучше, чем не быть в отношениях вообще. Если вы продолжаете возвращаться к человеку, который не подходит вам, тогда действительно нужно подумать о том, почему вам так трудно отпустить его. Вас может пугать одиночество, но в несчастливых отношениях вы можете чувствовать себя так же одиноко, если ваш партнер игнорирует или газлайтит вас. Вы можете беспокоиться о том, что вам не с кем будет делить планы. Но ваш партнер может подвести вас, и вы все равно останетесь разочарованы. Помните: одиночество может быть подарком. Если вы примете его, то получите возможность лучше понять, кто вы есть как личность без чужого влияния. Это шанс укрепить уверенность в себе и направить всю энергию, которую вы тратите на переживания по поводу несчастливых отношений, в позитивное русло. Вы можете проводить время с друзьями и семьей, и вы не будете ограничены чужими интересами. Одиночество — это не конец всего, и у вас всегда есть шанс встретить кого-то лучшего для вас. Даже если поначалу это кажется страшным, лучше найти счастье самостоятельно, чем застрять с человеком, которого вы любите, но который причиняет вам боль. 2. Вы не можете двигаться дальше Боль от разбитого сердца может быть всепоглощающей, и кажется, что ее невозможно преодолеть. Попытка уйти может приводить к тому, что вы будете возвращаться к бывшим снова и снова. Вы слишком сильно скучаете, чтобы отпустить их навсегда. Но время, как бы банально это ни звучало, действительно лечит. Если у вас будет достаточно решимости, чувства, которые вы испытываете сейчас, превратятся в воспоминания, и вы освободите место в своем сердце для кого-то другого. Если вы не можете разлюбить бывшего/ую, но знаете, что вам нужно двигаться дальше, вы должны строго ограничить любые контакты с ними. Не следите за их соцсетями, не пишите, не звоните им, избегайте встреч с ними в течение нескольких месяцев. Постепенно вы сможете понять, что этот человек вам все-таки не подходил. 3. Вам не хватает уверенности в себе Одна из проблем нездоровых отношений — разрушение вашей уверенности в себе и усиление зависимости от партнера. Это тактика токсичных отношений, приводящая к тому, что доминирующий партнер получает еще больший контроль, принижая вас настолько, что вы начинаете верить, что никто другой никогда не сможет вас полюбить. Обретение уверенности в себе поможет вам понять, что вы достойны гораздо большего. Вы заслуживаете того, кто воодушевляет вас и пробуждает в вас лучшее. Чтобы помочь себе, вы можете начать уделять больше времени окружению, которое вас укрепляет, например, семье и друзьям. Присоединяйтесь к группам единомышленников, чтобы вы могли наслаждаться активностью и заводить новые позитивные связи. Наконец, попробуйте обратиться к психотерапевту. После токсичных отношений вам может понадобиться помощь, чтобы напомнить себе о том, что вы можете предложить миру. 4. Вы продолжаете надеяться, что ваш партнер изменится Воображаете ли вы, что, если бы ваш партнер вел себя по-другому, ваши отношения были бы идеальными? Вы продолжаете возвращаться к бывшему/ей, потому что убеждены, что в этот раз все будет по-другому? Может быть, они даже говорят вам, что изменятся, что прислушаются к тому, что вам нужно, и не будут причинять вам боль, как в прошлый раз? Вы можете дать кому-то второй шанс, но если все повторится, то вам придется признать тот факт, что он или она никогда не станут тем человеком, которым вы хотите их видеть. Если это ваша ситуация, попытайтесь вспомнить, когда в последний раз ваш партнер действительно придерживался своего обещания и старался стать лучше для вас. Подумайте о том, сколько времени вы проводите несчастными по сравнению с тем небольшим количеством времени, когда вы действительно наслаждаетесь вашими отношениями. Помните, что вы заслуживаете большего, чем ждать и надеяться, что ваш партнер изменится. Вы можете найти пару своей мечты, если только найдете в себе силы отпустить того, кто всегда вас подводит. 5. Ваш партнер манипулирует вами Причина, по которой вам может быть так трудно отпустить человека, который до сих пор причиняет вам боль в отношениях, заключается в том, что он манипулирует вами. Будь то газлайтинг, когда вам говорят, что вы сумасшедший из-за того, что думаете так, как думаете, или играют с вашими эмоциями в «горячо — холодно». Или постоянный абьюз, который поставил вас в зависимость от настроения партнера, и вы вечно чувствуете себя измотанным, не зная, какая реакция вас ожидает на этот раз. Если так будет продолжаться, вы начнете верить в то, что вы не заслуживаете ничего лучше и не сможете найти никого другого, кто бы вас любил, даже если попытаетесь. Что бы ни было, вы не должны держаться за несколько хороших моментов между столькими плохими. Вы можете думать, что любите своего партнера, но человек, который любит вас в ответ, не будет так с вами обращаться. Он будет уважать вас и не пытаться играть с вашими эмоциями. В этой ситуации лучшее, что можно сделать, чтобы попытаться забыть бывшего или бывшую, — это отдалиться от них на как можно большее расстояние. Вам нужно время, чтобы прийти в себя и перестать вестись на их уловки. Вам нужно находиться в спокойной, стабильной обстановке, и вскоре вы сами убедитесь, что все, во что вас заставляли верить, далеко от истины. 6. Вы не сознаете, как сильно ваш партнер вас обидел Вы не сможете выйти из нездоровых отношений, если не готовы признаться себе, насколько они плохи. Ваш любимый должен быть человеком, который хочет для вас самого лучшего, хочет защитить вас и ставит ваше счастье превыше всего. Вы не должны постоянно испытывать боль и разочарование от ваших отношений. Вы думаете, что это любовь, и так сильно хотите, чтобы все получилось, что не замечаете, насколько ужасно вас заставляют чувствовать себя на самом деле. Вы пытаетесь оправдать боль, потому что вы не готовы быть честными с собой и признать, что вам не стоит быть вместе. Но вы не дадите себе шанс найти что-то лучшее, если не признаете, что есть проблема, которую нельзя исправить. Вспомните, когда он или она в последний раз причинили вам боль, и честно признайтесь себе, что вы на самом деле чувствовали. Постарайтесь вспомнить каждый раз, когда вы чувствовали себя так в этих отношениях, и не оправдывайте их. Это подтверждение ваших эмоций вносит ясность в ваши переживания и показывает вам истину ваших отношений с этим человеком. Подумайте о том, как плохое перевешивает хорошее и почему вы не требуете большего от ваших отношений ради собственного счастья. 7. Хорошие времена ощущаются по-особенному Что угодно может показаться удивительным, если это сравнивать с ужасным самочувствием. Самый незначительный жест со стороны вашего партнера, когда он наконец-то стал с вами любезен, может принести вам иррациональное счастье, но это только потому, что вам пришлось пройти через много боли, чтобы добиться этого. Вы не должны жить ради нескольких хороших моментов в отношениях. Счастье должно быть повседневной реальностью, а не редким удовольствием. Не используйте хорошие времена для оправдания плохих и не обманывайте себя тем, что это говорит о том, что ваш партнер может измениться. Если минусов больше, чем плюсов, то, скорее всего, такая ситуация сохранится. Вам нужно принять, что это не нормальный и не здоровый образ жизни, и что, какими бы прекрасными ни казались взлеты, они таковыми являются только потому, что падения слишком низки. 8. Вы зависимы от драматизма ваших отношений Когда вы находитесь в бурных отношениях, вы привыкаете к мысли, что ваша личная жизнь должна быть наполнена драматизмом. Помириться с кем-то только для того, чтобы снова пострадать от него, — это может стать вашей единственной целью. Переход от такой эмоциональной обстановки к стабильной может оказаться трудной перестройкой. Адреналин от споров и экстаз от примирения после ссоры вызывает привыкание и теперь кажется более нормальным, чем уравновешенные отношения. Вы должны ожидать большего для себя. Терапевт может помочь вам научиться принимать более заботливые отношения, в которых стабильность — это хороший знак, а не скука. 9. Вы никогда не видели здоровых отношений Возможно, вы остаетесь с человеком, который продолжает причинять вам боль, потому что у вас никогда не было здоровых отношений. Если вы выросли без стабильной семьи или у вас никогда не было образца для подражания, то вы не будете знать, каких нормальных границ следует ожидать для себя. У вас не будет уверенности в том, что вы можете требовать большего от своего партнера, потому что вы не знаете, что для таких, как вы, действительно существует другой тип отношений. Вам не нужно застревать в том же цикле, что и люди, рядом с которыми вы росли. Попробуйте найти пару, которую можно использовать как образец для подражания — реалистичную пару, которая проявляет уважение и любовь друг к другу, — и посмотрите, как они решают свои проблемы. Если вы не можете получить совет от окружающих, попробуйте самостоятельно изучить практические советы по отношениям от экспертов. То, что вы всегда знали, не означает, что вы должны довольствоваться этим. Вы заслуживаете сказку, так что не бойтесь сломать шаблон, чтобы пойти и получить ее. 10. Вы не знаете, что такое настоящая любовь Любовь, одержимость или увлечение могут казаться очень похожими, когда вы не знаете разницы. Возможно, вы чувствуете зависимость, потому что это единственный партнер, которого вы знали, или вы боитесь остаться в одиночестве. Это может быть даже потому, что вас контролируют в финансовом плане, и вы всегда думали, что это проявление заботы о вас. Или, возможно, вы оказались в ловушке, так как ваш партнер слишком контролируют вас, чтобы позволить вам уйти из его жизни. Ни один из этих сценариев не описывает любящие отношения. Любовь — это найти человека, которого вы хотите поддерживать, чтобы он стал самым лучшим, каким только может быть. Это выбор поставить другого выше своих потребностей, потому что его счастье важнее вашего собственного. Вы делаете это, потому что знаете, что этот выбор взаимен, и как пара и команда вы пробуждаете лучшее друг в друге. Любить — это не резкие подъемы и спады эмоций, здесь должно быть чувство удовлетворения, стабильности, комфорта и понимание, что ваш партнер всегда рядом и прикроет вас. Вы не ждете, когда наступят хорошие времена, потому что вам нравится делить с ним каждый день. Если у вас не было подобных отношений и они не похожи на те отношения, в которых вы сейчас находитесь, то, возможно, вы просто еще не нашли любовь. Правильный человек может показать вам, что такое любовь, если вы только позволите себе найти его. В заключение Единственное препятствие, мешающее вам разлюбить человека, который причиняет вам боль, — это вы сами. Держась за что-то, что, как вы знаете, вам не подходит, вы просто лишаете себя возможности обрести настоящее счастье. Вы не можете узнать, что ждет вас в будущем, если не дадите себе шанс. У вас есть все необходимые навыки, чтобы требовать для себя большего и сделать первые шаги к настоящему счастью, которого, как вы знаете, вы заслуживаете. Вам нужно быть достаточно смелым, чтобы пойти на это. По материалам статьи «“Why Do I Still Love Someone Who Hurts Me?” (10 Possible Reasons)» A Conscious Rethink

 7.2K
Жизнь

Вещи, которые слишком переоценены

У каждого из нас есть свои предпочтения — от кофе до выбора образа жизни. Мы можем считать, что все чувствуют то же, что и мы, в отношении вещей, которыми мы увлечены, потому что мы склонны жить как бы в эхо-камере. Мы окружаем себя людьми с похожими ощущениями и взглядами. И это совершенно логично — если вы познакомились со своим другом на йоге, то вполне вероятно, что он тоже любит йогу. Точно так же, если вы следите за многими блогерами в соцсетях, легко поверить, что большинство людей в реальной жизни разделяют ваше мнение. Чтобы помочь вам расширить кругозор и взглянуть на вещи с новой точки зрения, в этой статье мы расскажем о самых переоцененных в жизни вещах. 1. Путешествия Путешествовать — это потрясающе, правда? Захватывающие поездки, новые культуры, бесконечные приключения. Как насчет мрачных гостиниц, непривычных правил и постоянного ощущения себя вне зоны комфорта? Хотя это мнение может быть менее популярным, для многих людей путешествия могут быть нежеланны и вызывать у них реальный стресс. Существует распространенный миф о том, что люди, которые не хотят путешествовать, являются скучными домоседами, негибкими, когда дело касается рутины, и неадаптивными, когда дело касается других культур. Дело в том, что не все так сильно увлечены путешествиями, и те, кто увлечен, должны быть более снисходительными к тем, кто не хочет прыгать в самолет, чтобы улететь в далекие страны, минимум семь раз в год. Более того, путешествия стоят дорого — они считаются элитарным стилем жизни, недостижимым для большинства «обычных» людей. Они также ассоциируются с несносными бездельниками, которые могут сорваться с места и отправиться куда угодно, потому что у них нет никаких обязанностей, в отличие от остальных. 2. Семья Семейные узы могут быть сильнее уз дружбы или любви, но значит ли это, что мы должны жертвовать всем ради сохранения семейных отношений? Существует мнение, что мы должны прощать любое поведение наших родственников, потому что «они — семья». Но это часто означает идти против своей морали, отступать от своих границ и идти на компромисс в том, что не подлежит обсуждению. Семейные отношения часто переоцениваются — люди полагают, что раз вы родственники, то вы готовы принять поведение, которое обычно не терпите. Семья, которая имеет значение, — это люди, которых вы выбираете (сюда также могут входить кровные родственники, но это не обязательно). 3. Отношения Быть любимым и любящим — это очень здорово, но разве это лучше, чем наслаждаться одинокой жизнью и делать все, что хочется? Фильмы и медиа представляют отношения как объект особого стремления для одиноких людей — это лучший способ доказать, что вы привлекательный, интересный, стоящий человек. И хотя все эти вещи могут исходить от романтического партнера, есть и другие способы достижения этих чувств, которые просто менее восхваляются обществом. Быть одиноким всегда лучше, чем находиться в нездоровых или не приносящих удовлетворения отношениях. Как общество, мы должны изменить представление «либо отношения, либо ничего». Жизнь должна быть посвящена возможностям, которые делают вас счастливыми и здоровыми, независимо от того, в отношениях вы или нет. 4. Карьерные амбиции Некоторые люди никогда не перестают бороться и стремиться вверх по лестнице, и они готовы прокладывать свой путь, чтобы добраться до вершины. Для большинства людей это означает выполнять неоплачиваемую сверхурочную работу и жертвовать любым подобием баланса между работой и личной жизнью. Мы не говорим, что амбициозность — это плохо, просто в нашей современной «культуре сверхактивности» ее переоценивают. Что случилось с радостью просто сидеть на солнце, гулять на природе и творить? Ваши телефон и ноутбук не являются необходимыми для жизни, поэтому время от времени откладывайте их. Важно также помнить, что успех существует и вне корпоративных норм. Давайте будем так же амбициозны в стремлении к тому, чтобы по утрам на наши лица попадали лучи солнца, а к восьми вечера мы допивали двухлитровую бутылку воды. 5. Академическое образование Давайте будем честны, поиск работы с годами изменился. Прошли те времена, когда для того, чтобы получить доступ к хорошим вакансиям, нужно было доказать, что у вас есть высшее образование. Вместо этого компании начинают уделять больше внимания другим аспектам жизни, которые делают сотрудников привлекательными. Не поступил в университет в 18 лет, но начал работать в 16 и стал менеджером к 19? Это даже лучше! Вам не нужно тратить годы на формальное образование, накапливая огромные долги, чтобы принести реальную пользу организации. Работодатели начинают понимать, насколько переоценены ученые степени. Вместо этого существуют другие способы убедиться в том, что сотрудники умны, целеустремленны и подходят для работы. 6. Виртуальная популярность В мире соцсетей мы зациклились на том, сколько у нас подписчиков, сколько лайков мы получаем на свои посты и сколько просмотров получают наши ролики. Хотя это вполне объяснимо, учитывая рост карьеры инфлюенсеров и растущее давление, оказываемое на них в интернете, это серьезно переоценено. Мы все знаем, что социальные сети — не самый искренний и честный аспект современной жизни, так почему же мы так одержимы стремлением к онлайн-одобрению? Пора по-настоящему задуматься о том, что значит быть популярным в интернете, и перестать гламуризировать неискренность. 7. Инфлюенсеры Аналогично вышесказанному, инфлюенсеры — это еще один аспект современной жизни, который все больше переоценивается. Несмотря на распространение инфлюенсеров в самых разных сферах — от уборки до ухода за собой, — люди разочаровываются в этой концепции. Инфлюенсеры становятся менее популярными, потому что общество становится более осведомленным об обманных постах и лживой рекламе в погоне за спонсорством и халявой. Также инфлюенсеры используют все более нереалистичные фильтры красоты, что является еще одной проблемой. 8. Алкоголь Хотя поход в бар в пятницу вечером всегда был частью офисной и университетской культуры, среди молодого поколения стремление к выпивке снижается. Старшие подростки и молодые взрослые — это поколение, которое уделяет больше внимания здоровью, чем мы видели на протяжении десятилетий. Они реже курят и пьют, а также больше следят за своим психическим и физическим здоровьем, чем предыдущие поколения. Сейчас среди молодого поколения алкоголь выглядит переоцененным, и многие молодые люди с трудом понимают, почему он является такой важной частью культуры предыдущих поколений. 9. Знаменитости Похоже, культура знаменитостей идет на спад. Мы начинаем видеть все меньше и меньше одержимости знаменитостями — возможно, потому, что люди поняли, насколько они все переоценены. Люди начинают осуждать недостижимый образ жизни знаменитостей, которые пытаются убедить нас, что они «такие же, как мы». Людям надоело огромное неравенство богатства в обществе между знаменитыми людьми и нами, простыми смертными. Мы все больше осознаем, насколько плохо удовлетворяются потребности общества и насколько это контрастирует с безумным богатством тех, за кем мы следим в соцсетях. 10. Собственный дом Если для многих представителей предыдущих поколений собственный дом был главным приоритетом, то для тех из нас, кому только сейчас исполнилось от 20 до 30 лет, это стало менее важной целью. Отчасти это объясняется тем, что он стал значительно менее достижим (даже если мы перестанем покупать кофе!), а также тем, что молодые поколения отдают предпочтение другим вещам. Они пришли к выводу, что трата денег на впечатления иногда может привести к большему удовлетворению, чем откладывание их на ипотеку, на выплату которой уйдет более 30 лет. Идея «пустить корни» также является одной из тех, от которых молодые люди отказываются — зачем приобретать недвижимость в одном месте, если теперь вы можете переезжать в зависимости от вашей карьеры и увлечений? 11. Кофе Если вы относитесь к тем людям, которые к обеду выпивают четыре тройных порции латте, вам может показаться непостижимым, что есть люди, которые не любят кофе. Не все разделяют вашу любовь к кофе. Шокирующе, не правда ли?! Многие люди считают, что кофе переоценен. Если вы живете в городе, вы никогда не находитесь более чем в пяти минутах ходьбы от кофейни. Люди в телешоу и телесериалах одержимы кофе — у некоторых из них даже целые образы построены на любви к нему. И у каждого из нас есть друг, которого никогда не увидишь без стаканчика кофе в руке. Но многие люди считают, что кофе переоценен. По материалам статьи «13 Things That Are Shockingly Overrated In Life» A Conscious Rethink

 5.7K
Психология

6 советов, как поддержать себя, если не на кого опереться

К сожалению, в жизни далеко не всегда все происходит так, как мы запланировали. Форс-мажоры, неудачи, конфликты и просто нелепые стечения обстоятельств — все это естественный ход событий. Но очень часто именно такие моменты выбивают нас из колеи. Если вы чувствуете, что вам грустно, плохо, закончились силы и ресурсы для пополнения энергии, постарайтесь найти опору. В нашей статье — несколько советов, как это сделать. Какими бы участливыми, понимающими и внимательными ни были наши друзья и родственники, они не могут приходить на помощь каждый раз, когда земля уходит у нас из-под ног. В такие моменты важно знать, как оказать самоподдержку, чтобы окончательно не расклеиться с мыслями о том, что все плохо и выхода нет. Объясните себе, почему вам нужна самоподдержка Поддержать себя в трудную минуту не получится, если вы не будете осознавать, что нуждаетесь в этом. Сколько бы социальные стереотипы ни твердили, что жалеть себя — это плохо, а плакать — бесполезно, иногда мы нуждаемся именно в этом. Важно, чтобы в такие моменты вы не ругали себя за слабость и не требовали от себя стойкости. Разрешите себе чувствовать все эмоции, которые испытываете, а затем постепенно переводите их в комфортное для себя поле. У психологов есть популярное упражнение: нужно взять листок и ручку, написать сначала те фразы, которыми вы утешаете друзей, а потом те, которыми утешаете себя. В большинстве случаев это наглядно демонстрирует, насколько бережно мы относимся к чувствам других и как холодно обращаемся с собой. Вместо того, чтобы сказать своему внутреннему Я «Да, у тебя не получилось, но ты очень старалась. В следующий раз все будет по-другому», мы говорим: «Можешь винить только себя, нужно было работать лучше». Старайтесь говорить с собой так, как с человеком, которым дорожите. Объясните себе, что имеете право на слабость, нежность, поддержку, доброе отношение и безусловную любовь вне зависимости от того, что произошло и какие последствия это имело. Проговорите эмоции Понять, что вы достойны поддержки — это первый шаг. Далее нужно понять, какие именно эмоции вы испытываете на данный момент. Это не всегда просто сделать по двум причинам: во-первых, потому что многие вещи мы часто проговариваем не словами, а интонациями, а во-вторых, потому что эмоции во время конфликта не принято называть открыто — их облекают в упреки и претензии. Вместо «Тебя долго не было дома, я переживал, что с тобой случилось что-то плохое», мы набрасываемся с вопросами: «У тебя совесть есть? Ты почему не позвонила? У меня чуть инфаркт не случился!». Вместо «В последнее время мы стали уделять друг другу меньше внимания. Меня это беспокоит» мы резко отвечаем: «Если тебя это не волнует, то меня и подавно!». Ситуацию усугубляет тот факт, что многие эмоции считаются «неуместными» и «плохими», поэтому нам стыдно признаться в них даже самим себе, не то что открыто обсуждать с кем-то. Этот стыд нужно перебороть. Если рядом нет собеседника, который может выслушать и помочь, проговорите эмоции про себя. Не пытайтесь разделять их на «хорошие», «плохие» или «нейтральные» — просто признайте, что они есть. Да, вы разозлись, позавидовали кому-то, испытали раздражение, и что? В этом нет ничего страшного. Как только вы признаетесь себе в этих эмоциях, вам будет проще их пережить. Кроме того, вы перестанете винить себя за испытываемые чувства. Сделайте опору на тело Наши эмоции и чувства начинаются с тела, поэтому самый очевидный вариант — опереться на него. Попробуйте практиковать медитации. Не обязательно делать что-то сложное — начните с базовых вещей: • поставьте ноги на пол, почувствуйте, что под ними есть твердое основание; • прислушайтесь к происходящему вокруг: как от ветра шелестит листва за окном, как смеются дети на площадке, как капает вода из-под крана; • сделайте несколько вдохов и выдохов, поймайте определенный ритм — это очень хорошо успокаивает и помогает привести мысли в порядок. Медитация дает возможность немного отстраниться от происходящего, осознать появление стресса и выбрать метод реагирования на него. Плюс это отличная тренировка мозга, в процессе которой постепенно снимается излишняя психологическая напряженность. Если вы хотите выплеснуть через тело накопившийся стресс, попробуйте пройтись, встряхнуться, сделать простые физические упражнения, побегать, побить подушку — подойдет любая активность. Также можно найти для себя островки безопасности через органы чувств. Обнимите близкого человека, погладьте кота или собаку, укутайтесь в мягкий плед или теплый свитер. Обратитесь за помощью к тем, кто вам не слишком близок Когда нам сложно, мы обращаемся за помощью к людям, которые уже были в похожих ситуациях и смогли преодолеть трудности. Однако, как бы парадоксально это ни звучало, именно они зачастую отказывают в поддержке. Не все готовы снова переживать болезненные эмоции, и за это нельзя осуждать. Точно так же близкие друзья не всегда могут с пониманием отнестись к происходящему в нашей жизни, подобрать нужные слова или воздержаться от нравоучений. По этой причине клинический психолог Элис Бойес рекомендует просить поддержки у людей, с которыми вас не связывают тесные отношения. Она советует выбрать из числа знакомых несколько человек и поговорить с ними о том, что вас беспокоит. Не обязательно изливать душу и полностью рассказывать свою историю — иногда достаточно поверхностно обрисовать ситуацию, чтобы люди поняли, о чем идет речь, и смогли помочь словом или делом. Не игнорируйте базовые потребности Острые переживания приводят к тому, что мы не можем найти себе место: постоянно думаем о плохом, забываем про воду и еду, плохо спим. Но ведь все эти вещи напрямую влияют на наше здоровье и самочувствие. Неудовлетворенные потребности тела провоцируют и усиливают негативные эмоции, которые мы ощущаем. Если вам сложно справляться самостоятельно, попросите близких, чтобы они проявили заботу о вас, например, приготовили завтрак, сделали чай. Или устанавливайте напоминания на телефоне, чтобы не забывать про режим дня. Кстати, в такие моменты полезно искать места и положения, которые хотя бы немного облегчают ваши душевные переживания. Можно залезть на кровать и накрыться с головой одеялом, пройтись по парку, разуться и встать босыми ногами на пол, чтобы почувствовать твердую опору. Иногда людям не хватает именно этого — ощущения, что земля не уходит из-под ног. Осознайте конечность переживаний У всего есть начало и конец. Не существует ни одного чувства и эмоции, которые могут находиться с вами бесконечно. Все равно наступает момент, когда они утихают или сменяются другими. Да, тревога, злость, волнение могут вернуться, но это уже будет другое переживание, новое. Когда вы находитесь в тяжелом эмоциональном состоянии, почаще напоминайте себе слова, выгравированные на кольце царя Соломона: «И это тоже пройдет». Возможно, банально, но действительно помогает отпустить ситуацию.

 5.3K
Психология

Как принимать критику и обратную связь и не сойти с ума?

Когда мы говорим о критике и обратной связи, нам чаще представляются негативные комментарии о работе, неприятные замечания об одежде и внешнем виде, но критика и обратная связь — это вся информация, которую мы получаем о себе от внешнего мира. По сути, обратная связь отвечает на вопрос «кто я и что я за человек?». Обратная связь помогает приспособиться к миру, но в то же время она может бить по самолюбию, ведь каждый хочет оставаться хорошим не только для других, но и для себя, а негативные комментарии — почва для сомнений в себе. В итоге человек сталкивается с внутренним конфликтом — принять критику и усомниться в себе или отрицать её и сохранить своё понимание мира и себя. Всю обратную реакцию и критику можно разделить на три типа: • Признание: «Отличная работа!». • Наставление: «Здесь есть недочёт, а вот здесь нужно доделать». • Оценка: «Мне нравится/не нравится». И чаще всего ДО того, как вы получите обратную связь, вы уже знаете, что из этих трёх пунктов вы хотите получить, а после этого в голове срабатывает одна из трёх реакций или триггеров. 1. Триггер истины. Он срабатывает тогда, когда мы слышим что-то несуразное о себе, — такая реакция сразу же порождает несогласие. Например, кто-то сказал, что высшее образование — бесполезная бумажка. Я как человек с несколькими образованиями, которыми активно пользуюсь, вхожу во внутренний и внешний конфликт, не соглашаюсь, начинаю возражать или вообще избегаю таких диалогов. У каждого человека есть своё мнение насчёт важных для вас вещей — и это нормально, нужно принять это и реагировать максимально комфортно для себя. А ещё триггер истины срабатывает, когда вместо адекватной и развёрнутой обратной связи вы получаете «ярлык», который сложно понять — например, «ты плохой оратор», «ты плохой партнёр». Для человека, который получил критику, такая реакция считывается как расплывчатый негатив, но для того, кто дал эту оценку, он значит намного больше. В таком случае стоит попросить разъяснение, ведь человек, который даёт комментарий, вкладывает в слово «плохой» куда более глубокий смысл. Желательно получить полный и развёрнутый комментарий, а после конструктивно разбирать его: с частностями и конкретными замечаниями можно работать, а с ярлыком — нельзя. 2. Триггер отношений. Отношения могут повлиять на то, как мы воспринимаем критику, можно ли доверять собеседнику, какие отношения у нас с ним и имеет ли он вообще компетенцию критиковать то, чем мы занимаемся. Есть и обратная сторона у триггера отношений. Это то, как человек относится к вам: принимает ли он вас, считает ли, что вам нужно что-то в себе поменять, пытается ли контролировать вас, замечает ли он ваши успехи. Если цепляется хоть один из этих триггеров, то обратная связь может быть сведена к абсурду. Как понять, что сработал триггер отношений? Обычно он вступает в силу, когда люди переводят критику друг на друга: — Мне кажется, твоя работа скомканна, мне не хватило информации. — И ты это говоришь, когда я три месяца работаю над этим проектом? И из одной обратной связи разговор переходит в другую, по итогу собеседники начинают кидаться друг в друга замечаниями и это приводит к ещё большим конфликтам и непониманию. Как побороть это? Выносить на обсуждения только актуальный вопрос, а то, что касается отношений, разъяснять после. Когда вы начнёте так делать, уже через некоторое время вы заметите появления триггера отношений в обратной связи. 3. Триггер идентичности. Это та критика, которая полностью разрушает внутреннее представление о себе: если вы определяете себя хорошим специалистом, то получив комментарий о том, что вы плохой специалист, вы отправляете запрос в мозг. Этот процесс работает как поисковой запрос — по сути, вы вспоминаете всё то, что определило бы вас как плохого специалиста, но полностью игнорируете свои заслуги, ведь не было поискового запроса на «хорошего специалиста». В этом случае стоит задать новый запрос в свой мозг, который указывает на обратное, рассматривает замечание не разрушающе и однобоко, а позволяет работать над собой и понимать точки проработки. Каждый человек ждёт эмоциональный отклик, и когда нет оценки, человек начинает искать её. Например, говорить окружающим и близким: «Я же молодец? Я красивый/умный/хороший?» Нужно давать и уметь принимать обратную связь, а если пришла связь, которая объективно не нужна и разрушает, то можно использовать одну из следующих трёх фраз, они расположены от самой мягкой к самой жёсткой: — Спасибо за совет, но, возможно, он мне не пригодится. — Сейчас мне не нужны советы на этот счёт. — Прекрати критиковать меня, иначе я перестану с тобой взаимодействовать. Последний вариант кажется наиболее резким, но в некоторых случаях только он может дать человеку понять, что его критика болезненна.

 4.8K
Искусство

«Гранатовый браслет» — панихида не по любви

Повесть А.И. Куприна принято считать историей о несчастной, но преданной, самозабвенной любви, которая зародилась в сердце смиренного человека, Г.С. Желткова и побудила его преследовать молодую княгиню Веру Шеину. Она же счастлива в браке с дворянским предводителем и нисколько не заинтересована в рабских излияниях незадачливого воздыхателя. В качестве «вотивного дара» Желтков преподносит княгине к её именинам гранатовый браслет, инкрустированный не только общеизвестным красным сортом этого камня, но и более редким — зелёным, дарующим способность предвидения (и Вера действительно пророчит одну смерть: смерть Желткова). К браслету прилагается и записка с неизменными инициалами. Муж и брат Веры решают положить конец одержимости Желткова, навещают его лично и возвращают браслет. Желтков обещает оставить княгиню в покое, однако просит у Шеина разрешения передать его жене последнее письмо. Его воле идут навстречу. На следующий же день Вера узнаёт о самоубийстве безответно влюблённого в неё человека, и эта развязка глубоко поражает её. Она приходит в бедную квартиру Желткова, впервые видит его лицо и преисполняется нежностью к этому отчаянному и в чём-то даже нелепому Г. С. Ж. Дома она читает адресованное ей письмо, по просьбе автора слушает L. van Beethoven. 2 Son. (op. 2, № 2) и плачет. Люди, придерживающиеся современных воззрений на романтические отношения, воспринимают поведение Желткова не как эталон чистой и искренней любви, а как случай вторжения в частную жизнь. Такая позиция справедлива, но не стоит забывать, что год написания — 1911. Психология находилась на том младенческом этапе развития, когда отделить правильный паттерн поведения от неправильного было затруднительно. Ещё не померкли в памяти далёкие сказания о рыцарстве, о подвигах, ещё не окончен был поиск лирического в обыденном. В творчестве Куприна воспевался не только безрассудный мужской подвиг, но и женский — созидательный, как в рассказе «Куст сирени». Осуждать «Гранатовый браслет» за то, что в нём под личиной любви прячется мания — то же самое, что упрекать Веру за её декоративный образ жизни. «Гранатовый браслет» — произведение горькое, но таковым его делает не тема любви, а угасание прекрасного, безвозвратная потеря вещей бесполезных и слишком изящных для нового века. Быт семьи Веры и её сестры — чудачество, которым можно только любоваться, но которое никак невозможно приспособить для чего-то хоть сколько-нибудь практического. Имение Веры и её супруга расстроено, дела их плохи, детей у них нет и не предвидится (что можно понимать как символ отсутствия будущего у таких людей). А жить по-другому, без приёмов, без аристократической медлительности, без созерцания природы, они не способны. Ещё каких-то шесть-семь лет, и этот отцветающий бутон раздавят заскорузлые руки революции. Изменятся и любовь, и женщины. Появятся Вяземские из «Собачьего сердца». И сбудутся слова героя повести: «Помяни мое слово, что лет через тридцать женщины займут в мире неслыханную власть. <…> И всё оттого, что мы целыми поколениями не умели преклоняться и благоговеть перед любовью. Это будет месть». Куприн, как и его современники, чувствовал, что кризис дворянства и тех идей, которым оно было верно, — тягчайшая трагедия русской культуры. Смерть Желткова стала предвестием гибели возвышенного, хоть и, безусловно, маниакального чувства. Спустя век «Гранатовый браслет» перестал быть историей только о любви. Повесть обрела новое звучание. Звучание лебединой песни благородного, но исчерпавшего себя века. Автор: София Иванова

 4K
Наука

Реальна ли интернет-зависимость?

Если я не выпускаю телефон из рук, реагируя на каждое уведомление и каждые пять минут проверяя мессенджеры и соцсети, значит ли это, что у меня зависимость? Нормально ли это? Есть ли этому состоянию предел, или вскоре меня будет тяготить перспектива прожить без интернета хоть секунду? Американская журналистка Шэрон Бегли ищет ответы на эти и другие вопросы в своей книге «Не могу остановиться», рассказывая о навязчивых состояниях и о том, как с ними бороться. Приводим фрагмент этой книги, но рекомендуем ознакомиться с ней целиком. * * * В 1995 году доктор Айвен Голдберг, нью-йоркский психиатр, разместил онлайн-объявление об открытии группы поддержки для больных «интернет-зависимым расстройством» (ИЗР). Он писал, что это психическое заболевание «распространяется в геометрической прогрессии», а следовательно, требуется создание форума, где жертвы могли бы рассказывать о своей проблеме, а врачи — предлагать эффективное лечение. Голдберг определил интернет-зависимость как «дезадаптивную схему пользования интернетом, ведущую к клинически значимым нарушениям или дистрессу», и — в соответствии с форматом «Диагностического руководства» Американской психиатрической ассоциации — оговорил, что больными считаются лишь те, у кого в течение года наблюдаются минимум три из семи симптомов. Возможно, имеет место привыкание, вынуждающее проводить все больше времени онлайн, «чтобы достичь удовлетворения», или синдром отмены при отказе от интернета, включая нервозность, тревогу и навязчивые мысли о том, «что делается в сети». Голдберг попал в самую точку. Его знакомые психиатры ставили самим себе диагноз «интернет-зависимость», сотни людей выкладывали описания своих страданий в онлайновой группе поддержки, организованной в формате информационной рассылки, признаваясь, что проводят онлайн двенадцать часов в день, пока их РЖ (реальная жизнь) рушится из-за «враждебного поглощения» виртуальной, и подумывают «провести дома вторую телефонную линию, чтобы изредка общаться с семьей». «Понимание притягательности интернет-присутствия проливает свет на самые что ни на есть здоровые и совершенно нормальные схемы работы мозга» И все бы ничего, если бы не одно «но». Голдберг разместил объявление в качестве розыгрыша, насмешки над привычкой психиатров искать патологию в любой избыточности. Его «диагноз» можно было получить, просто уделяя «много времени... занятиям, связанным с пользованием интернетом», покупая книги или ища что-то онлайн, проводя в сети больше времени, чем планировалось, и меньше общаясь в силу того, что предпочел редактирование статьи о цикле Кребса в «Википедии» пивному марафону в баре кампуса. Как вы, наверное, заметили, если подкорректировать диагностические критерии, предложенные Голдбергом для интернет-зависимого расстройства, под другие занятия, то миллионы людей окажутся компульсивными бегунами, компульсивными книгочеями, компульсивными слушателями выпусков новостей, компульсивными тусовщиками, компульсивными спортивными фанатами или компульсивными кинозрителями. «ИЗР — понятийное зло, — сказал Голдберг в интервью New Yorker в 1997 году. — Нелепо рассматривать любое поведение как медицинскую проблему, помещая его в номенклатуру психиатрических заболеваний». Так и есть. Навязчивое пользование интернетом — от лазания в социальных сетях до обмена текстовыми сообщениями — как никакой другой пример доказывает, что компульсивность в отношении чего бы то ни было еще не означает душевной болезни. Поведение не становится патологическим только потому, что оно компульсивно. Наоборот, понимание притягательности интернет-присутствия проливает свет на самые что ни на есть здоровые и совершенно нормальные схемы работы мозга. Несмотря на отсутствие доказательств, что чрезмерное пользование интернетом является психической патологией, идея тут же была подхвачена. Не прошло и двух лет с тех пор, как Голдберг выложил свое объявление, а университеты стали предлагать помощь студентам, считающим, что компульсивно пользуются интернетом (программа Мэрилендского университета называлась «Пойманные в Сети»), а уважаемая психиатрическая лечебница Маклина под Бостоном организовала службу помощи жертвам компьютерной аддикции. В Питтсбургском университете психолог Кимберли Янг в 1995 году основала центр борьбы с онлайн-зависимостью, которую призвала психиатров включить в DSM в качестве официального диагноза, чтобы побудить страховые компании покрывать лечение полисами. В 2009 году в Фолл-Сити, штат Вашингтон (возле штаб-квартиры Microsoft в Редмонде), открылась программа исцеления от интернет-зависимости reStart, впервые предложившая стационарное лечение «компульсивного пользования чатами и сервисами обмена сообщениями, а также других проявлений интернет-аддикции». В объявлении об открытии reStart утверждалось, что эта напасть поразила «от 6 до 10% интернет-пользователей повсеместно». Примерно в то же время в Китае и Южной Корее интернет-аддикция была объявлена главной угрозой здоровью населения. В 2013 году Янг стала сооснователем стационара для интернет-зависимых больных при региональном медицинском центре в Брэдфорде (штат Пенсильвания), причем «интернет-аддикцией» называлось «любое компульсивное интернет-пользование, мешающее нормальной жизни и оказывающее сильное давление на членов семьи, друзей, возлюбленных и профессиональное окружение пациента». Далее разъяснялось, что речь идет о «компульсивном поведении, полностью подчинившем себе жизнь зависимого человека». Десятидневный курс лечения в «отделении с безопасной средой и самоотверженным персоналом», начинавшийся с 72-часовой так называемой «цифровой детоксикации», стоил $14000. Что касается Голдберга, скончавшегося в 2013 году в возрасте 79 лет, в конце жизни он пришел к мысли, что малый процент населения страдает «расстройством патологического интернет-пользования». Эта осторожная формулировка скрывала невозможность определить, является ли такое поведение компульсией, зависимостью или нарушением контроля импульсов — либо ничем из вышеперечисленного. «Пользование интернетом может быть компульсивным у многих людей, но это не значит, что оно патологично» С тех пор как Голдберг подбросил идею «интенсивное интернет-пользование есть психическое расстройство», ее проверяли на прочность в исследованиях, результаты которых оказались для нее неблагоприятными. При поверхностном ознакомлении с научной литературой создается впечатление, что данное расстройство не только существует, но и почти так же распространено, как сами смартфоны. В действительности ученые все больше сходятся на противоположной точке зрения: многие люди компульсивно заходят в интернет, но их состоянию далеко до психического заболевания. Решающий удар был нанесен в 2013 году, когда — несмотря на сотни статей в психологических и психиатрических журналах, описывающих чрезмерную онлайновую активность как аддикцию или компульсию, — психиатры отказались вносить «расстройство интернет-пользования» в DSM-5 в качестве самостоятельного диагноза. Главной причиной послужило то, что люди проводят слишком много времени в интернете вследствие самых обычных ментальных процессов, и оснований объявлять такое поведение «заболеванием» не больше, чем считать душевной болезнью рационализацию после покупки («я это купил, значит, это хорошая вещь») — также свойственную почти всем когнитивную особенность. Еще одно соображение заключалось в том, что рассматриваемое поведение представляется «чрезмерным» стороннему наблюдателю, и по мере того, как все больше видов онлайновой активности становятся социально приемлемыми, само понятие «чрезмерности» меняется. Пользование интернетом может быть компульсивным у многих людей, но это не значит, что оно патологично. Утверждать обратное — все равно что считать повсеместно распространенное поведение психическим отклонением, следствием неадекватной работы мозга. Результаты, полученные сторонниками иной точки зрения, оказались неубедительными и не соответствовали даже минимальным критериям Американской психиатрической ассоциации, позволяющим утверждать, что возможность оценки данного поведения как психического расстройства заслуживает дальнейшего изучения. Многие исследования были настолько ущербными, что смутили бы даже студента, слушающего курс «Введение в психологию». Или, как сказал основатель информационного ресурса по психическому здоровью PsychCentral Джон Грохол: «Интернет-зависимость плохо подтверждена, поскольку большая часть посвященных ей исследований столь же плохи». Насколько плохи? Оценки распространенности патологического интернет-пользования по результатам 39 исследований, проведенных с 1990-х годов, отличаются огромным разбросом, утверждает группа ученых из университета Нотр-Дам под руководством Марины Блэнтон в отчете, опубликованном в CyberPsychology & Behavior. Начать с того, что отсутствует общеупотребимое определение предполагаемого заболевания. В некоторых исследованиях использовался единственный критерий — время, проводимое в интернете. По милосердной формулировке Блэнтон с коллегами, этот подход имел «серьезные ограничения». Например, охватывал миллионы людей, не испытывающих особого желания находиться в интернете, но вынужденных делать это по работе и, следовательно, испытывающих зависимость от сети не в большей степени, чем, скажем, от печатания текстов. Другие исследования опирались на диагностические опросники из 32 вопросов с вариантами «верно» и «неверно», из 13 вопросов с ответами «да» или «нет» или что-нибудь еще, совершенно в ином духе, и ничто не доказывало, что человек, «соответствующий» (или не соответствующий) критериям одного опросника, был бы признан больным (или здоровым) в соответствии с другим. Отсутствие валидизации налицо. Практически ни одно исследование не подтверждало точности описания изучаемого поведения, а методы поиска участников во многих случаях приводили к серьезным ошибкам отбора. Ученые искали добровольцев, интересующихся интернетом, что оборачивалось раздутыми оценками распространенности интернет-аддикции. Это равнозначно попытке оценить распространенность алкоголизма, опрашивая завсегдатаев пивных. «Пользователи, которые идут в сеть ради порнографии, тотализатора или шопинга, чувствуют настоятельную потребность смотреть порно, делать ставки или покупать. Их притягивает не интернет как таковой» Главной проблемой, разумеется, является то, что критерии из большинства опросников по интернет-зависимости позволяют что угодно назвать патологической компульсией. Пребывание в сети «дольше, чем вы намеревались», пренебрежение домашними делами, «чтобы провести больше времени онлайн», завязывание отношений по интернету, проверка электронного почтового ящика «прежде других дел», жалобы домочадцев или сослуживцев по поводу того, сколько времени вы проводите в интернете... Что ж, поставьте сюда любое занятие, которое общество считает более достойным, и увидите, насколько это нелепо. Кроме того, исследования компульсивного интернет-пользования не смогли отделить контент от формы. Пользователи, которые идут в сеть ради порнографии, тотализатора или шопинга, чувствуют настоятельную потребность смотреть порно, делать ставки или покупать. Их притягивает не интернет как таковой. Интернет лишь место, где все больше людей смотрят порно, играют на деньги и делают покупки. Аналогично, если ваши друзья общаются посредством текстовых сообщений, вам остается наловчиться набирать тексты большими пальцами либо выпасть из общения, и подобное использование цифровой технологии не свидетельствует о компульсивном поведении. Я попросила Нэнси Петри, психолога из Коннектикутского университета, возглавлявшую группу экспертов Американской психологической ассоциации по изучению поведенческих аддикций, которые претендовали на включение в DSM-5, подытожить аргументы против того, чтобы считать проблемное пользование интернетом психическим расстройством. Она ответила 11-минутной речью. Это состояние невозможно однозначно оценить, «и если по разным диагностическим тестам распространенность нарушения колеблется в пределах от 1 до 50% населения, проблема очевидна». Во многих опросниках используются нелепые критерии, например, недосыпаете ли вы из-за выходов в интернет поздно вечером или есть ли у вас из-за этого «невыполненные домашние дела». «90% подростков и молодых людей ответят на эти вопросы утвердительно» — как и большинство людей, любящих читать, слушать музыку или проводить время с друзьями, — «но это не свидетельствует о психиатрическом заболевании», по мнению Петри. «Анкеты задают слишком низкий порог — достаточно подтвердить наличие лишь нескольких симптомов, причем без каких-либо доказательств их клинической значимости. Следует отличать психиатрические заболевания от обычного неумения распределять время, расставлять приоритеты или в целом соответствовать жизненным требованиям». Важно развенчать миф о болезненном интернет-пользовании или интернет-зависимом расстройстве, поскольку необоснованные заявления о распространенности этого «заболевания» и даже о его существовании имеют пагубные последствия. Они превращают обычное поведение в патологическое, таким образом обесценивая само понятие патологии. Крохотный процент людей действительно имеют компульсивную потребность жить виртуальной жизнью в ущерб реальной. Объединять их в одну категорию с подростком, рассылающим 300 сообщений в день, — в старые добрые 90-е годы прошлого века многие люди вели в день не меньше личных, лицом к лицу, разговоров — означает низводить их серьезную проблему до пустяка. Кроме того, как и в отношении видеоигр, есть все основания полагать, что в чрезмерном пользовании интернетом повинна не зависимость от интернета как такового, что это проявление или симптом другой проблемы, например социальной тревожности или депрессии. «Если вы проводите много времени в Facebook, является ли это психиатрическим отклонением само по себе или имеет место нечто иное, скажем, желание всегда оставаться на связи с друзьями, скука, одиночество, стеснительность или просто потребность бездумно отвлечься?» — спрашивает Петри. Объявлять интернет-пользование первичной патологией — все равно что называть патологией использование нескольких сот бумажных платочков ежедневно: при этом симптомы выдаются за болезнь и подлинные причины соответствующего поведения остаются в тени. Диагноз «интернет-компульсия» сродни «Kleenex-зависимости». Осталось лишь назначить плаксе лечение стоимостью в $14 000, вместо того чтобы разбираться с настоящей причиной слез — депрессией. «Специалисты слишком расходятся во взглядах, чтобы можно было признать интернет-зависимость реальным психическим заболеванием», — подытоживает Петри. Тем не менее интенсивное пользование интернетом, как и другие компульсии, никоим образом не являющиеся патологией, проливает свет на то, как работает мозг — нормальный мозг. Что это занятие может быть компульсивным, доказывают хотя бы миллионы долларов, затраченные интернет-компаниями на достижение этой цели, — и можете быть уверены, их целевой аудиторией является вовсе не крохотная доля пользователей с психическими отклонениями. Нет, они точно знают, что действенные приманки, во многом аналогичные тем, которые встраивают в свои творения геймдизайнеры, способны любого человека превратить в компульсивного посетителя сайта. Как сообщалось в Technology Review в 2015 году, в команде, делающей сайт о путешествиях Expedia, имеется «главный продакт-менеджер по компульсии», нанимающий консультантов «для создания компульсивных переживаний». Структура на основе прерывистого и вариативного вознаграждения, лежащая в основе видеоигр, — это лишь начало. Из книги Шэрон Бегли «Не могу остановиться»

 3.7K
Наука

Богатство и ум: как они зависят друг от друга и что говорит наука

Начиная с «Белого лотоса» и заканчивая «Наследниками», существует высокий спрос на телевизионные драмы о сверхбогатых. Персонажи в этих сериалах обычно изображаются пустыми и грустными, хотя они необязательно неразумны. Но богаты ли люди только из-за ума? Если бы собственный капитал людей был следствием только интеллекта, то гигантский разрыв в уровне благосостояния, который можно наблюдать в обществе, мог бы восприниматься более приемлемо (по крайней мере, некоторыми). Если самые умные люди приведут человечество к лучшему будущему, то платой станет неравенство, которое и так существует. Нет никаких сомнений в том, что интеллект способствует экономическому и профессиональному успеху. Например, посмотрите на миллиардеров, которые заработали сами — Илона Маска, Джеффа Безоса и Рэя Далио, и это лишь некоторые из них. Было бы удивительно, если бы новаторы в передовых областях, таких как технологии и финансы, оказались бы обычными. На самом деле интеллект является лучшим предвестником как учебных достижений, так и производительности труда. А академический и профессиональный успех, в свою очередь, является предвестником дохода. Но это еще не все. Не всеми высокоинтеллектуальными людьми в первую очередь движет стремление к богатству — им часто свойственна жажда знаний. Вместо этого некоторые могут выбрать менее оплачиваемую работу, которая приносит больше интеллектуального вознаграждения, например, архитектуру, инженерию или исследования. Шведская научная работа 2023 года, «Плато когнитивных способностей среди самых высокооплачиваемых», показала, что результаты когнитивных тестов самых высокооплачиваемых работников существенно не отличались от результатов, полученных теми, кто зарабатывал немного меньше. Но в какой степени интеллект увеличивает богатство? Прежде чем погрузиться в доказательства, необходимо уточнить, что исследователи имеют в виду под интеллектом. Его можно определить как способность успешно выполнять широкий спектр когнитивных тестов, ведь если кто-то хорошо справляется с определенным заданием, он, вероятно, хорошо покажет себя и в других. Однако интеллект не является монолитной чертой, он состоит как минимум из двух конструкций: подвижного интеллекта и кристаллизовавшегося. Подвижный интеллект задействует основные когнитивные механизмы, такие как скорость обработки стимулов, объем памяти и абстрактное мышление. Кристаллизовавшийся интеллект включает те навыки, которые развиваются в социальной среде — грамотность, счет и знания по конкретным темам. Это различие важно, потому что два типа интеллекта развиваются по-разному: подвижный может передаваться по наследству, его нельзя усилить, и он довольно быстро снижается с возрастом. Напротив, кристаллизовавшийся интеллект увеличивается на протяжении большей части взрослой жизни и начинает снижаться только после 65 лет. Стоит понимать, что подвижный интеллект помогает создать кристаллизовавшийся. Подвижный представляет собой способность мозга получать и обрабатывать информацию. Кристаллизованный — приобретенная информация. Поэтому, если ваши мыслительные способности остры, то вы будете быстро обрабатывать новую информацию, объединяя ее со старой. В итоге это ускорит изучение любой дисциплины и будет способствовать академическому и финансовому успеху. Образование — важный фактор Врожденные способности — не единственное, что имеет значение. Еще одним важным фактором является образование. В 2018 году метаанализ британских ученых установил, что чем больше лет человек обучается, тем выше показатели его интеллекта. Важно отметить, что эти улучшения связаны с обучением конкретным навыкам, а не с повышением общих интеллектуальных способностей. Таким образом, школа учит вас полезным вещам как для профессионального успеха, так и для выполнения умственных тестов. Неудивительно, что на образование влияет и социально-экономический статус семьи. Например, дорогие школы и репетиторы обеспечивают ребенку высокоэффективное персонализированное обучение. Таким образом, доступ к высококачественному образованию может иметь огромное значение для будущих доходов. Конечно, влияние социально-экономического положения семьи на богатство осуществляется не только через образование. Наследство и связи являются одними из наиболее очевидных механизмов. Это особенно актуально для предпринимателей, чей инвестиционный потенциал и связи имеют основополагающее значение для успеха в бизнесе. Какую роль играет удача Уже известно, что интеллект, образование и социально-экономический статус влияют на доход. Однако вряд ли эти факторы сами по себе полностью объясняют индивидуальные различия в богатстве. Фактически исследование 2018 года итальянских ученых показывает, что значительное влияние оказывает удача. По данным научной работы, статистическое распределение богатства отличается от распределения интеллекта. Интеллект «нормально распределен», при этом большинство людей находится на среднем уровне достатка. Согласно «распределению Парето», 80% богатства страны находится в руках только 20% населения. Это означает, что один только интеллект не может объяснить непропорциональное неравенство между богатыми и бедными в обществе. Исследование не преуменьшает роль интеллекта (или таланта в целом). Прекрасные интеллектуальные способности повышают шансы разбогатеть. Тем не менее, интеллект не является гарантией того, что вы разбогатеете. Но ряд удачных событий может превратить вас в обеспеченного человека. То есть, когда дело доходит до финансового вопроса, интеллект не имеет значения, но помогает. «Я больше хотел бы быть везучим, чем великим», — говорит персонаж Криса Уилтона (Джонатан Рис-Майерс) в фильме Вуди Аллена «Матч-пойнт». В свете рассмотренной информации герой кинокартины может быть прав. Родиться в богатой и высокообразованной семье — счастливое событие. Точно так же случайные удачи (например, выигрыш в лотерею) не являются результатом многих лет напряженной работы. Мы можем даже пойти дальше и заключить, что быть умным — это сама форма удачи. Многие вещи, которые способствуют достижению финансового успеха, находятся вне человеческого контроля. Большинство, если не все, чрезвычайно богатые люди так или иначе были благословлены госпожой удачей. Но также имеет значение максимальное использование того, что нам приносит удача, так как многие просто наживаются на унаследованных привилегиях. По материалам статьи «Are rich people more intelligent? Here’s what the science says» The Conversation

 3.3K
Искусство

Мне говорят

Мне говорят — ты смелый человек. Неправда. Никогда я не был смелым. Считал я просто недостойным делом унизиться до трусости коллег. Устоев никаких не потрясал. Смеялся просто над фальшивым, дутым. Писал стихи. Доносов не писал. И говорить старался всё, что думал. Да, защищал талантливых людей. Клеймил бездарных, лезущих в писатели. Но делать это, в общем обязательно, а мне твердят о смелости моей О, вспомнят с чувством горького стыда потомки наши, расправляясь с мерзостью, то время очень странное, когда простую честность называли смелостью! 1960 г. Евгений Евтушенко

 2.2K
Искусство

Нарушая запреты: как режиссеры СССР и США обходили цензуру в кино

Цензура в кино появилась практически сразу, как родился кинематограф. Искусство быстро развивалось, режиссеров становилось больше, и не все темы, затрагиваемые ими, удовлетворяли тех, кто управлял государством. Цензура существовала как в Советском Союзе, так и в Голливуде. Но иногда, что интересно, она даже шла некоторым авторам кино на пользу, а большое количество правок доказывало вес и состоятельность фильма. Поэтому стоит разобраться в том, как работала цензура в США и СССР и как кинематографисты ее обходили. Становление цензуры в СССР Появление цензуры в советском кино было обусловлено тем, что некоторые режиссеры молодого государства иногда могли идти вразрез с политикой партии. Основным требованием было не представлять царскую семью и буржуазный класс таким образом, чтобы они вызывали у зрителя симпатию. Также не допускались изображения классовых примирений, пацифизма, бандитизма, романтизация уголовного мира и бродяжничества. Надзором и контролем занималось сразу несколько органов. Так, например, Моссовет в 1918 году выпустил специальное постановление «О цензуре над кинематографами», а с 1923 года в Главлите был сформирован специальный отдел, который назывался Главным управлением по контролю над зрелищами и репертуаром. Поэтому время, когда стали работать эти законы, ознаменовалось выходом картин, помогающих продвигать политику нового государства («Стачка» Сергея Эйзенштейна, экранизация повести Алексея Толстого «Аэлита», перенесенная на экран Яковом Протазановым, «Кино-глаз» Дзиги Вертова). Несмотря на политическую подоплеку, сегодня эти фильмы считаются мировой классикой, повлиявшей на становление кинематографа в принципе. Как цензура захватила Голливуд Цензура в Голливуд ворвалась в 1922 году, то есть примерно в то же время, что и в СССР. Появление контроля на фабрике грез связывают с разразившимся в стране в те годы кризисом, а также принятым в США «сухим законом», который действовал вплоть до 1933 года. В этот же период пресса постоянно раздувала скандалы, касавшиеся актеров и актрис различных студий. Поэтому жесткий контроль было принято установить не только над тем, что показывали в картинах, но и даже над работниками. В 1934 году официально ввели главный регламентирующий цензурные правила документ — Кодекс Хейса. Правил в нем было чересчур много: например, все преступники должны были быть повержены и наказаны, нельзя было оскорблять религию, демонстрировать распитие спиртных напитков или положительно изображать персонажа, ведомого местью. Правда, распространялось это только на современные реалии, поэтому часто режиссеры обращались к историческому материалу. Именно обход цензуры дал толчок к развитию вестернов и появлению такого шедевра, как «Унесенные ветром». Против системы Несмотря на регулирование с помощью Кодекса Хейса, находились и те, кто не принимал эти правила. Голливуд объединяет в себе множество студий, и продюсеры некоторых из них выпускали картины, не подходящие под регламент. Аудитория, пресыщенная стерильным кино, с охотой шла смотреть на Фрэнка Синатру в роли наркозависимого шулера в фильме 1949 года «Человек с золотой рукой». Спустя 10 лет народную славу завоевала неблагонадежная с точки зрения кодекса комедия «В джазе только девушки». В этот момент Голливуд, а вместе с ним и американское правительство поняли, что прежняя система уже не так хороша. Поэтому они быстро сдались набирающим оборотам трендам, введя рейтинговую маркировку для фильмов, чтобы разбивать их для разных возрастных категорий. Но при этом все равно цензура была и остается до сих пор. Например, Джордж Лукас завидовал своим советским коллегам, которым, как он думал, в рамках цензуры нужно было лишь не ругать власть. А в Голливуде не только принимали политические решения, но и шла постоянная битва с продюсерами, так как они требовали снимать то, что может принести большие деньги. Находчивость советских режиссеров Конечно, в Советском Союзе с цензурой все было не так просто, как казалось Лукасу. Нашим режиссерам приходилось много вырезать и идти на уступки комиссии из Госкино. И речь шла не только о тяжелых драмах, которые сразу оказывались на полке (вроде «Комиссара» Аскольдова или «Проверки на дорогах» Германа-старшего). На первый взгляд безобидные советские комедии, которые давно стали классикой, тоже претерпевали множество изменений. Например, Гайдая заставили переозвучить реплику персонажа Мордюковой в «Бриллиантовой руке», где она говорит, что главный герой Горбунков посещает любовницу. В оригинальном варианте там было слово «синагога», но для комиссии это звучало слишком по-антисемитски. Претензий к «Бриллиантовой руке» было много, но и здесь находчивый режиссер вышел из положения. На финальном показе ленты перед прокатом в качестве последнего кадра на монтаже добавили ядерный взрыв. Комиссия разрешила Гайдаю оставить все, но вырезать эту сцену. Эзопов язык Еще один момент, характерный для кинематографа советского периода — переход на эзопов язык, то есть попытка в картине иносказательно донести смысл, обходя запреты прямолинейных чиновников. За это режиссеры очень полюбили пьесы Евгения Шварца, которые переносили на большой экран. Так, например, в экранизации «Золушки» присутствуют аллюзии на Холодную войну и критика действующей власти. Экранизация «Убить дракона» по пьесе того же Шварца, поставленная Марком Захаровым и актерами Ленкома, совпала с началом «перестройки». А главная мысль картины — победить дракона в самом себе — очень напоминала лозунг Горбачева «Перестройку начни с себя». Фильм Георгия Данелии «Кин-дза-дза» хоть и попал под цензурные правки из-за сухого закона (пришлось заменить чачу, попавшую на Плюк, уксусом), все-таки умудрился раскритиковать советский строй. Здесь и вождь, смутно напоминающий умершего за четыре года до премьеры Брежнева, да и в целом олицетворяющий партийную верхушку; и экологические проблемы на далекой планете, схожие с последствиями чернобыльской катастрофы; и советское двоемыслие — фраза «Какой дурак на Плюке правду думает?». С одной стороны, цензура в кино добавляла фильмам остроты, заставляя режиссеров максимально выкладываться и включать свой творческий потенциал, изобретая обходные пути. С другой — в любом искусстве должны существовать некоторые моральные ограничения, но не такие, которые перекрывают рабочий процесс полностью. Возможно, цензура даже отчасти бессильна и бесполезна, потому что творческие люди во всех сферах только и думают о том, как бы выйти за привычные рамки.

Стаканчик

© 2015 — 2019 stakanchik.media

Использование материалов сайта разрешено только с предварительного письменного согласия правообладателей. Права на картинки и тексты принадлежат авторам. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.

Приложение Стаканчик в App Store и Google Play

google playapp store